?

Log in

Архитектор В. Щеглов "Три встречи" - Тёмный Новгород - руины и легенды [entries|archive|friends|userinfo]
Тёмный Новгород - руины и легенды

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Архитектор В. Щеглов "Три встречи" [May. 10th, 2009|06:59 pm]
Тёмный Новгород - руины и легенды

dark_novgorod

[dedushka_nomto]
[Current Music |Takahasi Takeyama - Souba Bon Uta (1997)]



ШЕЛ ФЕВРАЛЬ 1944 года. Волховский фронт с честью выполнил свою задачу — совместно с ленинградским положил конец девятисотдневной блокаде города Ленина.Коварный враг, не сумевший ни взять Ленинград штурмом, ни задушить его в тисках голода и холода, откатывался на запад. В эти дни командование фронтом поручило мне выяснить, насколько сильно пострадали историко-архитектурные памятники только что освобожденного Новгорода.

Трудно передать охватившее меня радостное волнение! Это задание как нельзя более отвечало моему тайному желанию. Ведь темой моей дипломной работы, которую я защитил в январе 1941 г. в Ленинграде, был проект реконструкции и развития Новгорода. Этому делу я отдал много творческих усилий, в нем оставил тепло своей души. Давно, со школьных лет, полюбил я древний город на Волхове, вольнолюбивую и буйную вечевую республику, город отважного мореплавателя Садко, озорного богатыря Васьки Буслая, победоносного Александра Heвского. Новгород представлялся мне предшественником Ленинграда, первым русским «окном в Европу», форпостом Руси на северозападных рубежах, в течение 250 лет татарского ига являвшимся островком независимости.

...Ранним летним утром 1940 года я с тремя товарищами, выбравшими ту же дипломную тему, прибыл в Новгород. Прямо с вокзала мы направились в Кремль. Над городом доминировал Софийский собор. Недаром боевым кличем новгородских дружин были слова: "Где София — тут и Новгород". Напротив собора — величественный памятник «Тысячелетию России». А у кремлевской стены расположилась нарядная Звонница, на которой висели могучие колокола.
Чудесная панорама открылась нашим взорам с высоты часозвони. У стен Кремля величаво текли спокойные воды Волхова. Сверкали главы Юрьева монастыря. Напротив его, за Волховом, как стройная игрушка, стоял на высоком холме храм Спаса - Нередицы. Прямо против Кремля, за Волховом, — целое созвездие шедевров архитектуры Ярославова дворища.
Пошли дни напряженной работы. Наши альбомы заполнялись рисунками, блокноты — данными о перспективах экономического развития города. Встречи и беседы с новгородцами самого различного возраста и общественного положения показали, насколько они любят свой славный город.
Через несколько дней мы покидали его на пароходе. День был ветреный. По небу неслись низкие облака, по Волхову перекатывались крупные волны.
Быстро пролетело время. Позади — окончание института,грозные дни июня 1941 гола, курсы лейтенантов при Военно-инженерной академии, участие в битве за Москву. В январе 1942 года — прибытие с саперным батальоном в состав 59 армии Волховского фронта. Я был благодарен судьбе за то, что попал именно на этот фронт, в задачу которого входило снятие блокады Ленинграда и освобождение Новгорода. И вот я получил задачу - поехать в освобожденный Новгород. Быстрый «виллис» мчит по зимней дороге. На берегу Волхова, у Селищенского поселка, встречаю полковника Евгения Ефимовича Березнева -начальника штаба инженерных войск фронта. Он пригласил меня в свой блиндаж и показал аэрофотоснимок Новгорода, сделанный нашими летчиками.
— Посмотри, Вадим Юрьевич, как выглядит твой Новгород с неба, прежде чем будешь смотреть на него с земли.
Не надо было обладать опытом специалиста, чтобы разглядеть на снимке сгоревшие кварталы домов, разрушенные каменные здания, воронки от снарядов и авиабомб.
Ну, поезжай. Разыщешь там наших представителей, полковников С. П. Назаро­ва и Д. К. Жеребова.
Переехали Волхов по льду, у Спасской Полисти свернули на шоссе. Вот и Новгород, вернее то, что от него осталось. По сторонам дороги, некогда бывшей Ленинградской улицы, пустыри, развалины, пожарища. Как и тогда, при первом посещении города'в 1940 году, прежде всего иду в Кремль. Тягостное зрелище! Купола Софийского собора ободраны, а один из них начисто срезан снарядом. Стены Звонницы растрескались. Колоколов нет. Я знал, что перед захватом города немцами колокола успели снять и спрятать. Но какова их дальнейшая судьба? Полуразрушена башня часозвони. В верхнем ярусе башни Кокуй зияет огромный пролом от прямого попадания снаряда. Другие здания Кремля тоже сильно пострадали. А в центре его высится огромный шар — оголенная основа памятника "Тысячелетию России" Вокруг нее, полузасыпанные снегом, словно солдаты, павшие в бою, лежат сброшенные с постамента огромные статуи деятелей русского государства. Фрагменты бронзового скульптурного пояса сложены в штабеля.
Продолжая осмотр Кремля, я обнаружил бронзовый бюст Л. Н. Толстого, установленный на толстом обрубке бревна. Подойдя ближе, увидел, что лицо и грудь бюста Толстого испещрены пулевыми пробоинами. Теперь все ясно: он использовался фашистами как мишень для упражнений в стрельбе!...
Потрясенный всем увиденным, я разыскал оперативную группу штаба инженерных войск фронта, разместившуюся в неизвестно каким чудом уцелевшем двухэтажном деревянном доме на Вокзальной улице, с надписью у входу: «Штаб разминирования гор. Новгорода».
Сергей Павлович Назаров и Донат Константинович Жеребов. которых я давно и хорошо знал, встретили Меня радушно. С ходу поделился с ними первыми горькими впечатлениями.
Вполне понимаю тебя, - сказал Назаров, — зрелище, действительно, тягостное. Но сейчас наша задала — сохранить то, что осталось, и спасти жизнь нашим людям - - ведь здесь располагаются войска, и уже начинают возвращаться жители. Город густо заминирован — так что ты, голубчик, изрядно рисковал, лазая один по Кремлю. Не случайно мы назвали нашу опергруппу «штабом разминирования».
памятник.
— Ну. а с колоколами что? — спросил я.
Назаров хитро усмехнулся.
— Тут еще интереснее получилось. Ведь это я помогал местным товарищам прятать колокола летом 41-го. Спрятали искусно. Да и тайну удалось сохранить — работали ночью. Музейные работники эвакуировались, мы с саперами двинулись дальше. Слух, конечно, прошел. Когда пришли немцы, нашелся один холуй, взялся отыскать колокола, да так ничего и не нашел.
— Где прикажете обосноваться? — спросил я.
Вот и сам об этом думаю. Мест, где можно хоть как-то жить, в городе почти не сохранилось, все они наперечет и забиты до отказа.
Разговор коснулся судьбы колоколов и памятника «Тысячелетию России».
Да, с памятником нам повезло, — сказал Сергей Павлович. — Фрицы разобрать-то его успели, даже специальный состав на станцию подали. Да помешала наша лыжная бригада: прямо по льду Ильмень-озера ударила в обход города и с юго-запада захватила вокзал. Паровоз у того состава стоял под парами, а платформы пустые. Наши спрашивают пленных, для чего состав? А они твердят, ошалелые от страха: «Монумэнт! Монумэнт!» Долго не могли понять, в чем дело.
Знаешь что, поезжай-ка обратно в Кремль. Там, в Грановитой палате, разместились два наших офицера. Конечно, без удобств, но от холода укрыться есть где.
Грустно выглядел зал Грановитой палаты. Все окна забиты наглухо, кроме одного, с начисто выбитыми стеклами и завешенного плащ-палаткой. Около недели провел я тогда в Новгороде. Осмотрел и зарисовал памятники архитектуры в их плачевном виде. Вернувшись, доложил командованию результаты своей поездки.
И вот состоялась моя третья встреча с ним: через 27 лет после второй, в марте 1971 года. Город отстроился и вырос. Все памятники архитектуры восстановлены. Около отремонтированной Звонницы на каменных постаментах стоят колокола, некогда спасенные новгородцами с помощьюС. П. Назарова.
В солнечное воскресное утро зашел я проститься с Кремлем. Вокруг памятника «Тысячелетию России» стояла большая группа солдат, с интересом его рассматривающих. Они обратились ко мне с просьбой рассказать, что это за памятник и кто здесь изображен. Кратко пояснив смысл и композицию памятника, я сказал солдатам:
Гордитесь, ребята, тысячелетней героической традицией этого города, прогнавшего прочь со своей земли всех захватчиков и поработителей. Ваши деды совершили Октябрьскую революцию и отстояли Советскую республику в годы гражданской войны. Мы, отцы ваши, выполнили свой долг в Великой Отечественной войне. Теперь на вас возложена обязанность охранять Родину от охотников до чужого добра!
Наш водитель частыми сигналами торопил меня занять свое место в экскурсионном автобусе. Переехав через Волхов, я оглянулся. Над городом и Кремлем возвышался строгий силуэт Софийского собора. Как яркая звезда, горел на солнце его центральный золотой купол. И я подумал: хороший был боевой клич у древних новгородцев — «Где София, ту и Новгород!».

Архитектор В. ЩЕГЛОВ, инженер - подполковник запаса, доцент, кандидат технических наук, бывший заместитель начальника оперативного отдела штаба инженерных войск Волховского фронта.
LinkReply